Кто отличает день ото дня

"Ты все пытаешься проникнуть в тайны света,
В загадку бытия... К чему, мой друг, все это?
Ночей и дней часы беспечно проводи,
Ведь все устроено без твоего совета."
(Омар Хайям)

"In media vita!

Нет! Жизнь не разочаровала меня! Напротив, из года в год нахожу я ее более истинной, более желанной, более таинственной — с того самого дня, когда меня осенила великая освободительница: мысль о том, что жизни суждено быть экспериментом познающего, — а не долгом, не напастью, не мошенничеством! — И само познание: пусть для других будет оно чем-то иным, скажем некой опочивальней или путем к некой опочивальне, или развлечением, или праздностью, — для меня оно есть мир опасностей и побед, в котором и героическим чувствам дано танцевать и развиться. “Жизнь — средство познания” — с этим тезисом в сердце можно не только храбро, но даже весело жить и весело смеяться! А кто сумел бы вообще хорошо смеяться и жить, не сумей он прежде хорошо воевать и побеждать?"
(Ф.Ницше)

Философия начинается с удивления, разочарования, страха, вопроса? – Нет, философия не начинается, ибо начинается жизнь человека, а мысль человечества течет сквозь эпохи и народы, подхватывая новообразованную снежинку человеческой особи и лавиной мчится в неведомую даль. Современность говорит нам: история философии начинается с Фалеса, Семи Мудрецов, или греческой натурфилософии VII в.до н.э. – а до того предфилософская традиция, которая восходит к полулегендарному Мусею, – но для Диогена Лаэртского Мусей был реальным:

"Мусей, сын Евмолпа, первый, по преданию, учил о происхождении богов и первый построил шар; он учил, что все на свете рождается из Единого и разрешается в Едином. Умер он в Фалере, и над его могилой начертана такая надпись:
Здесь, в фалерской земле, покоится в этой гробнице Бренным телом своим отпрыск Евмолпа Мусей." (Д.Лаэртский, "Жизнеописания").

И в то же время дает негативную оценку варварам:

"Занятия философией, как некоторые полагают, начались впервые у варваров: а именно у персов были их маги, у вавилонян и ассириян — халдеи, у индийцев — гимнософисты, у кельтов и галлов — так называемые друиды и семнофеи.
[…] И все же это большая ошибка — приписывать варварам открытия эллинов: ведь не только философы, но и весь род людей берет начало от эллинов." (Д.Лаэртский, "Жизнеописания").

– Так почему же мы, зная что род людской походит не от эллинов, лояльно относимся к "варварским" нациям и культурам, негативно оцениваем Мусея, Орфея, Гомера, религию древних греков, египтян, шумеров? – Не от того, что судим с колокола современности, ведь у нас есть археология, методика, наука – мы верим только фактам; для нас представления древних приобрели черты мифа, а их мысль о мире видится нам наивной и необоснованной? А чем же мы обосновываем то, что первым философом был Пифагор – тем что он так себя назвал? Что он любитель мудрости, а мудрым считал только бога? – а ведь бог для нас – не факт.

Нам следует признать, что философ современности – это миф. Так мы называем некоторых людей, что жили до нас, искали знание, искали мудрость, переплавляли знание и кое-что нам оставили, но в чём подлинная мудрость мы не знаем по прежнему. Некоторые говорят мудрость в науке, но чем наука способствует человеку в духовной жизни? Некоторые говорят в религии, традициях, культуре, но разве мы не от мира сего? Разве образование формы культуры не дело рук человеческих? Разве руки человека не от природы? – Мы больше не желаем слепо верить. – Так Бертран Рассел начиная книгу "История западной философии" помещает философию между наукой и религией – к сожалению или к счастью философию нельзя поместить в рамки – рамки это понятие, это завершенное, это ставшее. А познание – это движение и становление; мышление пронизывает религию и науку становясь застывшим мировоззрением, которое человек мыслящий не дает покоится, а подымает и толкает дальше – т.к. мыслитель или познающий есть борец со смертью; он жрец и хранитель, защитник и воин знаний.

На философа нельзя выучится. Познающий – это судьба, это призвание. Можно выучит кое-что с поэзии: есть мужские и женские рифмы, есть последовательные и кольцевые системы рифмовки, стихи можно писать ямбом, хореем, анапестом... Но нельзя механически соединит слова в стих – стихи не сочиняют, они проявляются; и только те, что идут с глубины сердца чего-нибудь стоят, ибо проявляются они из души поэта, а поэт только "обрамляет" дух в слова. И сам поэт проявляется из духа – так и философ является осознав свое призвание, или как говорит Хайдеггер: услышав зов бытия – "быть философом".

Безусловно, можно мыслить критически, логически, абстрактно, аналитически, можно стать неплохим историком философии, философоведом: кантианцем, гегельянцем, марксистом – но ведь Кант был Кантом, Гегель – Гегелем, Маркс – Марксом, – почему? Так потому как и для стихов недостаточно (но полезно) знать принципы поэзии, так и для философа недостаточно что-то знать, поскольку философствование это творчество, – да без творческих задатков нельзя также стать великим математиком или же сделать прорыв в науке (хотя и бывают случайные открытия, но в большей мере это прозрение, наваждение, как рождение стиха из глубин души или периодической системы химических элементов).

Философ, или вернее познающий современности – в сути ни чем не отличается от древних, кроме "современности". Как странник путешествует по горным цепям Алтая или джунглями Амазонии – так и познающий путешествует в мире и в мире духа: знаний, верованиях, культурах, традициях, – в один час душа наполняется до края – и я осознаю Я, в другой – а я ведь странник и познающий, и ещё миг, и плотина больше не может удержать содержание и я уже творец и создатель мысли, идеи, концепта. "Творите концепты", – призывает Ж. Делез, – "таково предназначение философа". – но нет же. Философ – это миф, это выигрыш в лотерею – так мы именуем некоторых людей, что жили раньше; а познающий – осознал свое призвание искать мудрость и, быть может, он что-нибудь нам оставит после себя и мы назовем его философом, а может и нет; а может он просто только для себя осознает что-нибудь, или откроет давно открытое, как например:

"На вопрос что делает философия? — мы отвечаем: она делает человека — человеком." (Владимир Соловьёв)

Или

"Человек — "чело" — сознание, разум и "век" — вечность, т.е. ум, сознание, разум, устремлённые к вечности. А если это устремление к вечности отсутствует у человека и он живёт только временным, то он и не человечен." (Т.А. Флоренская)

Со времен Платона принято делить философов на академиков и охлос; со времени Христа – на церковнослужителей и мирян; со времени капитализма на производстве "мыслителей" можно зарабатывать. Всякие институции подчинят свободного человека: у нас есть методы и принципы, школы и направления, профессионалы и любители, свои и чужие. – Безусловно, познающему легче двигаться с помощью наставника по принципу преемственности и нужны толкователи и хранители знаний, но мыслитель – не пассивный потребитель, его роль в обществе не сводится к просветительской деятельности, нет у него нужды выдумывать "что-нибудь, только бы иначе" – философ – это судьба.

Философ – заботится об истине, формулирует проблемы, но не решает их; предмет философии – подлинно сущее; философия – наука об наиболее общих законах развития – всё остальное только позиция и мировоззрение охлоса. Философ должен быть совестью народа, человечества, светом во мраке, править государством и миром – всё это да, да только из тщеславия. Познающий – ни чего не должен: "будьте и, быть может, станете", – возможно, так бы он сказал, если бы пожелал.

"Вы любите вашу добродетель, как мать любит свое дитя; но когда же слыхано было, чтобы мать хотела платы за свою любовь?..
Пусть ваша добродетель будет вашим. Сама, а не чем-то посторонним, кожей, покровом - вот истина из основы вашей души, вы, добродетельные...
Пусть ваше Само отразится в поступке, как мать отражается в ребенке, - таково должно быть ваше слово о добродетели!"(Ф. Ницше)

Современные технологии позволяет с легкостью путешествовать познающему в мире духа, в ноосфере; с легкостью он может приобщится к многим трудам – последние препятствия предстают на его пути: языковые барьеры и недоразумения иных культурных особенностей современности и прошлых эпох, но барьеры преодолимы, ведь познающий не одинок. Быть может, занятия философией ни чем не отличается от экспериментов алхимиков, что искали философский камень в надежде на вечную жизнь и богатства, быть может, не отличается от того, чем замещают свой досуг многие современники: "достижениями в онлайн-игре" – только что пиксели на экране и кое-что в душе разные вещи. Ясно, что познающий – не бог; у него есть слабости: он желает имени и признания, а эти же технологии обезличивают его, оставляя только тень; он желает быть полезным, но во всеобщем гаме информации – его не слышат, а если слышат, то не понимают, а если понимают – ну и что?; он смертен и ему нужно как-то выживать в этом мире – но всё же, философия – это то, что позволяет жить.

©Вовк Серый

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий