Ян Кранат, PhD: О русской душе и славянской философии

Ян Кранат, PhD
Карлов университет в Праге

Доктор Кранат преподает философию и этику в нескольких пражских ВУЗах и является ассистентом кафедры философии Протестантско-теологического факультета Карлова университета. Защитил докторскую диссертацию, посвященную работам Шлеермахера, известен переводами его текстов на чешский язык. Также участвовал в переводе на чешский ряда произведений Бердяева (в частности, "Новое средневековье"), активно интересуется русской культурой 19 и 20 веков, православием и русской литературой. Несколько семестров учился в МГИМО.
В данный момент доктор Кранат занимается подготовкой своей хабилитационной работы, также посвященной творчеству Шлеермахера. Активно сотрудничает с коллегами из Германии (Университет Нюрнберга-Эрлангена), проводя совместные семинары по произведениям немецкоязычных авторов (Адорно, Кант).

Мы поговорили с Яном о славянской и западной философии, русской культуре, глобализации и задали ему несколько вопросов от наших подписчиков.

Что тебя сейчас интересует? Какие вопросы (не только философские) в данный момент имеют для тебя значение? Что читаешь?

Философия в определенном смысле элитарная специальность. Она закрыта в своих дискуссиях, непонятна окружающим, причем не только простачкам, но и умным и начитанным людям, специалистам в разных отрослях, которые философов просто не понимают и считают все это пустыми разговорами. При этом философию сложно слишком популяризировать, для нее важно образование (Bildung) как способность видеть взаимосвязи. Это называется «гуманитарное образование»....

[protected]

Образцом того, как нужно вести к такому образованию, для меня был и остается Вильгельм фон Гумбольд и вся традиция немецкой образованности. Вот что меня сейчас интересует.

Почему ты выбрал философию? Каким был тот момент, когда ты решил, что философия – это то, чему ты хочешь посвятить жизнь? Был ли у тебя «первый» философ?

Посвятить жизнь? Я еще не знаю, чему хочу посвятить жизнь. Первый философ? Это был Карл Маркс, еще при коммунизме. Он высказывался обо всем, иногда весьма интересно, и никто из наших учителей в гимназии не мог нам это нормально объяснить. Я хотел понимать это лучше, чтобы сформировать какое-то мнение и критиковать.

И с другой стороны, почему теология? Ведь не был теологический факультет выбран случайно?

Это было уже после коммунизма, на философский факультет пришел до тех пор нелегальный философ Ладислав Хейданек. Это философ, который считается протестантом. Его протестантизм всегда был решительным протестом. На наши наивные вопросы отвечал: «Как вы можете говорить такие глупости?!». Так он заставлял нас стыдиться своего незнания. В то же время он разрушал и авторитет крупных авторов, таких как Хайдеггер, и иногда это было интересно. Благодаря ему мне захотелось познакомиться с протестантизмом ближе.

Теперь буду спрашивать с позиции материалиста, и главное, что меня интересует, это то, как в современном мире можно связать философию и религию? Ты, конечно, знаком с разного рода современными философиями, в том числе атеистическими, плюс наука... Как в связи с этим обновляется христианская философия и существует ли вообще такое понятие «христианская философия»?

Это какие-то марксистско-ленинские схемы, которые я не понимаю. Ведь философия это рефлексия, а рефлексировать можно над чем угодно, в том числе и над регилией. Рефлексировать здесь означает вопрошать о причинах, почему другой делает или говорит так или иначе. И эти причины мы никогда не поймем, пока не поймем их более широкие взаимосвязи. Или даже больше: я никогда не пойму другого, пока не стану немножко им. Понять мусульманина я могу только тогда, когда - чисто гипотетически – встану на его позицию, на минуту стану мусульманином. Поэтому критика ислама возможно только с этой позиции. Если же мы будем лишь обвинять их в том, что они не такие, как мы, то скорее спровоцируем войну.

Однажды ты мне сказал, что чешской философии как таковой не существует, т.к. не отвечает критериям «настоящей» философии. Например, немецкой. Нечто подобное иногда говорится и о русской философии. Что по-твоему выступает критерием философии? Они всегда одинаковые или со временем изменяются? Где границы философии и насколько широко это понятие?

Боже упаси! Я никогда не говорил, что чешская философия не отвечает критериям «настоящей философии». Мне непонятны эти георгафические определения. Но если сильно упростить, существуют две основные традиции в мышлении: греческая и немецкая. Немецкая начинается Кантовским коперниканским поворотом, пониманием разума как действующего духа. Чешская, - и думаю, что и русская – философия является в определенной мере особым вариантом немецкой. Философией не является любая интересная идея, философию нужно создать (bilden). А этому чехи и русские учились у немцев.

Чешский мыслитель Франтишек Палацкий когда-то утверждал, что существует две стихии: немецкая (или германская) и славянская. Первая из них этатическая, стремящаяся к государственности, организации общества, власти, вторая, наоборот, свободная, анархическая и даже хаотическая. Что ты об этом думаешь как славянин, искушенный в немецкой культуре и философии?

Мне было бы интересно, где ты это у Палацкого читала. Насколько я знаю, это утверждала так называемая норманская теория российского государства: к «хаотическим» славянам с севера должны были придти варяги, чтобы показать, что такое власть, порядок и право. Палацкий скорее всего читал Гердера: наоборот, славяне – это те, кто должен показать германцам, что такое свобода, равенство и братство. Но это уже чистая мифология. Не знаю, действительно ли этническая принадлежность так детерминирует. Я бы сказал, что гораздо больше на нас влияет культура. Русская наклонность к анархии это скорее наследие православия, чем славянства. Запад был вынужден решать свои религиозные и социальные конфликты институционально, т.к. силы на обоих сторонах часто были равными. Восток, как правило, решал такие вещи репрессивно, и ответом на это было традиционное отшельничество, народные ереси казачество.

Сейчас снова очень популярной становится идея о так называемом конце Европы и западной цивилизации, сформулированная еще Шпенглером. У тебя есть какое-то мнение по этому поводу?

Успех Запада это успех третьего сословия, буржуазии. Она не только победила церковь и аристократию, но и «четвертое сословие», пролетариат. Буржуазии удалось убедить пролетариат, что наполнением человеческой свободы в конечном счете является большая или меньшая степень материального благополучия в соответсвии с личными заслугами. Однако это иллюзия, худшие формы эксплуатации были просто перенесены в третий мир. И именно он сейчас добивается эмансипации. Гибель Запада, таким образом, представляет собой гибель капитализма в его в целом неплохой форме, которая оказалась утопической или, как минимум, неуниверсальной.

Как ты относишься к учению Льва Толстого и принципу ненасилия как основе любви и христианства?

Я люблю Россию за то, что принципиальные вопросы ей удается поставить так, чтобы довести их ad absurdum. В этом Толстой типичный русский.

Напоследок ответь, пожалуйста, на несколько вопросов от наших читателей.

Ты согласен с выражением, что «все христианское учение без ответа злом на зло - пустые слова»?

Христианское учение это, прежде всего, заповедь любви. Любовь несоединима со злом, но необязательно и с насилием.

Какими путями лучше всего человеку осознать и удостовериться в том, что в жизни есть не только материя? Чтобы это стало его новым принципом жизни.

Я не понимаю, как бы в мире могла существовать «только материя». Вообще-то, это в грубом противоречии с нашим опытом. Что же тогда, вообще ничто не имеет смысл? Да, можно сказать, что что-то не имеет смысла, но этим мы лишь говорим, что оно нуждается в смысле или что мы должны заняться чем-то, что смысл иметь будет. А человек своей деятельностью и придает смысл. Ведь что такое дружба, любовь, сочуствие? Или человеческое творчество, познание или искусство? Ведь все это превышает человека как чисто биологическое существо. Для этого основного культурного осознания нам не нужен никакой культ или бог, достаточно быть человеком.

Стоит ли людям отказываться участвовать в армии и полиции, так как идеалы христианства призывают всех видеть братьями и не бороться со злом с помощью насилия?

Определенно. Только это никогда не получается. Прадедушка моей жены в Первой мировой войне стрелял только в воздух, чтобы случайно не убить врага. Он не был толстовцем, просто моравский крестьянин, католик. Ему повезло вернуться домой живым и здоровым.

Что такое человек?

Творение, которое может заблуждаться. Животные в этом смысле могут допустить ошибку. Но не могут заблуждаться.

В чем смысл человеческой жизни (с точки зрения твоей философии и мировоззрения)?

Очевидно, то, за что человек хотел бы пожертвовать жизнью. И этот смысл может быть разным (дети, родина, вера, политические убеждения...), иногда непонятный для других. И я не знаю, можно ли пожертвовать жизнью за философию. В этом философия со времен Сократа, похоже, изменилась.

Что такое мудрость и что такое любовь?

Вероятно, способность взглянуть на вещь с позиции другого, способность выйти за рамки собственной перспективы. Конечно, это никогда не удается полностью и всегда нужно в этой открытости остаться у той самой вещи.

Любовь это принятие другого и после того, как мы взглянули на мир с его позиции.

Кто такой философ и чем он отличается от не-философа?

Разница в рефлексии. Философ, знает, что знает, или скорее, что не знает. Человек может быть мудрым и без философии. А философ может мудрым снова и снова становиться и, в конце концов, так и не стать.

С Яном беседовала Жанна Мамедова 

 

Опубликовано 9.3.2016

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий