Моральная концепция Канта и этические основания анархизма

Разумеется, сам Иммануил Кант никогда не причислял себя к теоретикам анархизма. Как, впрочем, и последние вряд ли открыто опирались на его идеи. Однако это не значит, что между этими этическими концепциями нельзя проследить связь.

Вспомним известный основной закон чистого практического разума, иными словами, нравственный императив Канта:

«Поступай так, чтобы максима твоей воли могла в то же время иметь силу принципа всеобщего законодательства».

Очевидны несколько моментов этого закона, которые могут быть интересны в нашем контексте.

Во-первых, Кант отталкивается от субъекта и его индивидуальной максимы, которая, при достаточно высоком нравственном развитии субъекта, может стать законом.

Именно этот тезис провозглашают анархисты-индивидуалисты (С. П. Эндрьюс (S. P. Andrews), В. Грин (W. Green), Лизандр Спунер (Lysander Spooner), Веньямин Тэккер (Tucker) и др.) – развитие индивидуальной нравственности и ответственности перед обществом.

Во-вторых, идея существования объективного морального закона как такового очень близка взглядам анархистов:

отсутствие внешних сил контроля (таких, как государство и полиция) логически предполагает какие-то другие объективные силы, способные сдерживать негативные порывы человека и задающие критерии оценки его поступков. Такой силой вполне может выступать кантовский моральный закон.

Далее обратимся к представлениям Канта о свободе и долге. Нетрудно заметить, анархизмчто эти категории тесно переплетены в этике Канта, до такой степени, что можно заключить, что именно чувство долга дает свободу, а свобода толкает к  исполнению долга.

Осознание и разумное следование чувству долга делает человека свободным. И только нравственно свободный человек способен рационально осмыслить долг и необходимость ему следовать.

Вопрос соотношения свободы и необходимости (в социально-философском контексте – долга, ответственности, законности) – ключевая проблема анархизма. В современной трактовке именно осознанное следование каждого субъекта законам общества освобождает от необходимости института контроля и наказания, коим видится государство и его структуры.

В заключение обратимся к одной из популярных современных этических концепций, автором которой является психолог Л.Кольберг. Согласно его таблице уровней нравственного развития человека кантовский нравственный субъект находится на шестой, самой высокой ступени, где правильность поступка определена универсальными нормами, такими, как принципы справедливости, непредвзятости, всеобщих прав человека и пр. Субъект этого уровня не нуждается во внешнем контроле и принуждении, он осознанно следует универсальному принципу справедливости,  диктуемому его внутренним чувством. Именно такого человека и ждут современные теоретики анархизма, отказавшиеся, в отличие от своих предшественников (Прудон, М.Бакунин, П.Кропоткин), от революционного пути достижения социальной свободы.

Таким образом, получаем, что кантианская этика и этические основания анархизма не только не противоречат друг другу, более того, они находят важнейшие точки пересечения. На основании этого можно сделать вывод о философской обоснованности некоторых основных идей анархизма и их следовании философской традиции.

Автор: Жанна Мамедова

Опубликовано 6.8.2017

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий