Метафизика как феномен современного гуманизма. Часть вторая: Континуум Аристотеля в современной топологии

Начало статьи: Метафизика Как Феномен Современного Гуманизма: Методологический Аспект. Часть Первая. Грааль Кванта.

Является ли реальность пространственно-временным континуумом, состоящим из дискретных элементов? Существует ли онтологический приоритет континуума? Является ли онтологический континуум трансцендентным? Для ответа на эти вопросы следует обратиться к идеям Аристотеля, а точнее – к его идее целого и точки.

Ключевым понятием для понимания пространства у греков является «топос», что буквально означает «место», хотя есть и другие значения этого слова. Для Аристотеля нет ничего, кроме места, то есть, нет ничего, что не имело бы места. Идеи Аристотеля о топосе были оформлены современным французским математиком Рене Фредериком Томом в учение о морфогенезе (один из разделов топологии) 1, 2: если объект имеет в качестве предиката место, он умножает материю. «Дискретное разложение непрерывных естественных процессов в отдельные события есть не что иное, как иллюзия духа» (Рене Том). Основная идея французского математика заключается в том, что борьба за приоритет между непрерывным и дискретным в физике – это борьба за приоритет между материей и пространством, а в науках о человеке, между физическим и ментальным.

Аристотель

Аристотель понимает топос как поверхность окружающего тела, то есть там, где есть форма тела, считает античный мыслитель, обязательно будут другие поверхности, которые будут это тело окружать. Данный подход исключает существование пустоты и подтверждает взаимодействие между физическим телом и его поверхностью. Другими словами, когда два тела контактируют, контактные поверхности перестают существовать. Видимо следует упомянуть, что «Топика» Аристотеля – учение о вероятностных суждениях «Аналитики» (логики). У Аристотеля и Рене Тома можно обнаружить общие взгляды относительно континуума. Различие же заключается в том, что в топологии французского математика квант, а не точка, определяет приоритетность дискретности. В кванте, точнее в его термине, происходит соединение и объединение поля (топоса) «непрерывное/прерывистое». Континуум также присутствует в понятии волновой частицы.

Квант расширил наш здравый смысл, нашу интуицию и самые плодотворные философские понятия, такие как вероятность, случайность, тождественность, расположение, разумность. В результате в физике мы смогли выйти за пределы эмпирического объекта и на уровне Разума (умозрительной рациональности) выразить квантовые сущности в новой философии (метафизике). Она, в свою очередь, требует от нас большей степени утонченности и мужества в описании приключений Разума в мире топологического зазеркалья.

Реверсирование мышления влияет на экзистенциальное отражение. В феноменологии и аналитической философии оно относится к трактовке природы и мышления (Э. Гуссерль, Д. Захави, М. Битбол и др.). Это заставляет нас рассматривать человеческое существование как уникальное достояние цивилизации. Мы находимся на заре метафизики третьего тысячелетия, метафизики, которая проникает в то, что наука пытается узнать, но не может сказать на своем языке (трансцендентальное). Метафизика освобождает сознание от ярма эмпирического языка, подверженного образам и формализмам и открывает нам свободу выбора новых символов на основе современной топологии.

Реальное не делает различий

Является ли квантовая структура Реального фундаментальной? Могут ли идеи быть зашифрованы в квантовых сущностях?  Реальное – это то, что есть, но это то, что завуалировано чувствами. Мы используем латинское правило «Ubi lex non distinguit, nec nos distinguere debemus» 3, чтобы понять, как последствия квантовой теории напрямую зависят от философских вопросов, связанных с онтологией и этикой.

Реальная вещь не отличает квантовые эффекты от не-квантовых эффектов, потому что для реального все взаимодействия квантовые. Если различия между квантовыми сущностями и есть, то они различаются лишь в человеческом сознании, математике и логике [уточнил бы Кэрролл]. Различия помогают объяснить часть реальности, но препятствуют пониманию целого как в природе, так и в обществе. Для понимания целого [единого] требуется новый язык и новый стиль мышления, в состав которого требуется включить такие понятия, как время, взаимодействие, нелокальность, имплексия (наслоение, взаимосвязь, переплетение).

Квантовая структура является универсальной и гибкой. Язык, который может выразить универсальный порядок квантового взаимодействия – это метафизический язык, использующий и формальную, и символическую (математическую) логику одновременно. Модальности метафизического языка, как нам представляется, могут объяснить: a) квантовые сущности мышления; b) структуру ДНК живого и космоса, c) единство человека и космоса.

Разделение волновых частиц, причинно-следственный эффект, видимая часть энергии материи наблюдателем, т.е. как абсолютно не совместимые, относятся к дизъюнктивной (формально-математической) и механистической мысли. Она в состоянии выявить серьезные аномалии и огромные ограничения в реальности, но не способна раскрыть основы функционирования жизни, тем более через взаимодействие её с человеком/космосом. Дизъюнктивная логика, например, не может объяснить, каким образом живая клетка вырабатывает информацию (сигналы), влияющую на ее окружение, как генетическая информация разворачивается в конкретную модель в виде строгих динамических функций. Да, мы можем обсуждать в терминах формальной логики то, как наблюдатель может повлиять на наблюдаемое и vice versa, т.е. воздействие наблюдаемого на наблюдателя. Но каким образом работают квантовые сущности в когнитивной процедуре, формальная логика не знает. Любое существование является результатом взаимодействия состояний, а состояния содержат квантовые объекты, взаимодействующие в форме топологического геометрического рисунка, если говорить метафорически.

Топология квантовых объектов, или ее сценарий, требует новых моделей (логики), новых логических формализмов и новых категорий для разрешения фундаментально-трансцендентных вопросов. Иными словами, нам нужна новая логическая программа для моделирования структуры взаимодействия между символами, сложными объектами, технологическими объектами и экзистенциальными сущностями. Новая теория жизни должна быть междисциплинарной, т.е. содержать в себе феноменологическую, культурную, социальную, геометрическую, семантическую и гуманистическую ценности.

Мы должны отказаться от механистического мышления, навязывающего нам прогресс «любой ценой». В новой логической программе (назовем ее условно метафизикой XXI века – биоэтикой) эволюция жизни рассматривается на клеточном уровне и распространяется на коллективную, культурную и социальную жизнь. В результате может возникнуть метафизика как феномен гуманизма (биоэтика), способная противостоять коммерциализации науки и товарно-денежным отношениям в сфере идей, наносящих ущерб творческому прогрессу и человечеству.

Современное дегуманизированное поведение человека является результатом жестокой конкуренции и рыночных ценностей, регулирующих человеческие отношения, которые фундируют в современном мире жадность, эгоизм и индивидуализм. Они, в свою очередь, являются копиями морального кризиса современного человека. Сложившаяся в мире античеловеческая ситуация привела нас к вершине общечеловеческой нечувствительности.

Человек XXI века (сogito complexus) должен разрушить эти ужасные стандарты и создать новую логику мышления (например, биоэтику как ветвь метафизики), способную противостоять международным эгоистическим стратегиям.

Больше невозможно использовать механистические стратегии для решения международных и гуманистических проблем. В этой связи, напомним слова А. Эйнштейна: «Ни одну проблему нельзя решить на том уровне сознания, на котором она была создана».

Метафизика как современная наука [мировоззрение] предлагает нам задуматься о создании новых гипотез [о человеке и космосе], чтобы вернуться к идеалам Просвещения с целью создания нового типа мировоззрения. Новое метафизическое мышление с биоэтическим содержанием внесет вклад, как нам представляется, в формирование новых принципов и формализмов сogito complexus.

Квантовые сущности находятся вне классического мира. Они нам напоминают квантового ангела профессора Университета Париж-Суд XI Роланда Омнеса, работающего в рамках «копенгагенской интерпретации» кванта. По мнению Р. Омнеса, до настоящего времени для описания (реальности) было достаточно обыкновенной (интуитивной) рациональности, основанной на логике и математике. Это было до тех пор, пока в когнитивистику не внедрился квант, потребовавший пересмотра законов логики и математики, но от классической квантовой философии не отказавшийся (например, матричная механика Гейзенберга, Стандартная модель Вселенной, классическая модель нейронных сетей мозга и т.д.). На самом деле квантовая философия восстанавливает в правах здравый смысл, логику, математику, теорию вероятностей и aeternae veritates 4. Мы никогда не сможем сделать интерпретацию квантового закона на основе здравого смысла, но в новой метафизике квантовые сущности интерпретируются с учетом достижений классической науки и гуманизма.

Квантовые сущности нематериальны в классическом смысле первичности (частица или волна). Дж. М. Леви-Леблонд назвал их полем без материи: «Une forme sans figure» (Леви-Леблонд) 5 . Их качеством является «пермутанция» (permutancy), которая означает, что всеобщее взаимодействие квантовых объектов – это не простая сумма отдельных состояний, а новая информационная структура, существующая повсюду сразу и всегда в одно и то же время. В результате не только квант, но и квантовая информация становятся субстратом всей реальности, в том числе человеческой. Как говорят специалисты в области медицинской антропологии (В. Вайцзеккер, В. Дерр, М. Шранк, Э. Кречмер и др.), живая клетка содержит в себе генетическую информацию (генофонд) сложных синергетических систем. Получается, что человек является уникальной и одновременно универсальной самоорганизованной системой социума и космоса.

Является ли квантовая физика метафизической?

Мигель Эспиноза так отзывался о работе А.Н. Уайтхеда:

«Задача, предложенная мировому сообществу Уайтхедом, была титанической: преодолеть традиционную механику и неопозитивистскую эпистемологию, признать, что наука имеет умозрительную основу, восстановить философию природы в классической ее трактовке, доказать, что наука и философия внесли вместе вклад в новое мировоззрение, опровергнуть околонаучные спекуляции об исчезновении материи и реальности» 6.

В настоящее время появилась реальная возможность обновить философию и науку на основе квантовой философии, или метафизики XXI века, путем объединения старых и новых теорий, например, в рамках «копенгагенской интерпретации». Но эта задача требует глубокого культурно-эпистемологического, научного, философско-этического переосмысления классической и квантовой теорий.

Итак, может ли квантовая метафизика выступить в роли новой методологии гуманизма? 

Современная эпоха стоит на пороге создания новой теории квантовых сущностей, или квантовой реальности, неопределенных в когнитивистике понятий, основное свойство которых определяется через vice versa (J.-M Lévy-Leblond). Системы квантовых сущностей сбегают как рабы из пещеры Платона, потому что они освобождаются от фиксированных форм и границ. Классическая механика дает представление о квантах как о тенях на стенах платоновской пещеры. Кванты – образы (идеи), и настоящая их природа находится за пределами восприятий узников пещеры. Кванты – сущности реальности и ее модусы, но в классической когнитивистике они всего лишь силуэты истинной реальности (мира), в европейской онтологии – бытия. Современная наука превратилась в позитивизм без гуманитарной методологии. Преодоление сложившегося кризиса возможно лишь через возрождение гуманизма в науке, например, в формате биоэтики или метафизики. Впрочем, нам иногда кажется, что это одинаковые стратегии современной эпохи, особенно в англосаксонских и католических странах. Метафизика, кстати основной учебный курс И. Канта, представляет единство «физики» и «этики». В классической трактовке метафизика – это онтология, гносеология, антропология и теология. Это уже потом, благодаря К. Марксу и Ф. Энгельсу понимание метафизики коренным образом изменилось. И закрепилось в философии XX века.

В действительности Метафизика преодолевает позитивизм и освобождает науку от догматического сна (в кантовской метафизике законы противоречия и достаточного основания понимаются как в диалектике). Она опирается на феноменологию, биоэтику, медицинскую антропологию, генетику, синергетику и современную когнитивистику, тем самым способствуя возрождению гуманитарного знания XXI века через концепты «Созидание», «Человек», «Добро», «Счастье», «Мир».

Квантовая философия – это зародыш колоссальной культурной революции. Грааль XXI века состоит в том, чтобы покорить коллективный интеллект и осознать необходимость и пользу более тесного существования и сотрудничества всех людей. Мы собираемся покинуть пещеру Платона, чтобы освободиться от предрассудков, догм и связаться с квантовой космической информацией. Импликация «человек-космос», но не дизъюнкция, гарантирует естественное открытие космоса. И потом, как мы считаем, открытие квантовых сущностей и их описание в метафизических терминах не должно быть случайным для человечества. Законы природы становятся понятными и доступными, если наша мысль в них вмешивается и превращает их в концепты.

Авторы: Сергей Марков, Вивиана Якузи Полисена

Материал публикуется с согласия авторов. Впервые опубликовано: DIXI – 2018: идеи, гипотезы, открытия в социально-гуманитарных исследованиях: сборник научных трудов: выпуск 9 / под ред. д-ра социолог. наук А. Ю. Завалишина. – Хабаровск: РИЦ ХГУЭП, 2018. – С. 57 – 78. [224 с.]

Опубликовано 19.3.2019


Notes:

  1. Завалишин А.Ю. Холитемпоральность универсума как основание бытия (метафизика vs диалектика / DIXI – 2017: идеи, гипотезы, открытия в социально-гуманитарных исследованиях: сборник научных трудов: выпуск 8 / под ред. д-ра социолог. наук А. Ю. Завалишина. – Хабаровск: РИЦ ХГУЭП, 2016. – С. 36 – 51. 
  2. Марков С.М. Символическая логика в субъективной реальности Льюиса Кэрролла: головоломки и парадоксы / DIXI – 2017: идеи, гипотезы, открытия в социально-гуманитарных исследованиях: сборник научных трудов: выпуск 8 / под ред. д-ра социолог. наук А. Ю. Завалишина. – Хабаровск: РИЦ ХГУЭП, 2016. – С. 77 – 95 
  3. «Где закон не различает, мы тоже не должны этого делать»  (пер. с латинского)
  4. «Вечные истины» (пер. с латинского)
  5. Balibar Françoise, Lévy-Leblond, Jean-Marc, Lehoucq Roland. Qu’est-ce que la matière? Le Pommier. – Paris: Éditions Le Pommier, 2005. – 185 p.
  6. Espinoza Miguel, Torretti Roberto. Pensar la ciencia. Estudios críticos sobre obras filosóficas (1950-2000). – Madrid: Tecnos, 2004.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий