Урбанизм и эмоции

Владан Клемент

Аннотация: данная статья посвящена анализу мотивов поведения человека. Здесь мы намереваемся представить исследования и эксперименты, посвященные теме влияния городской архитектурной среды на поведение человека и его эмоции. Эти данные будут представлены в контексте теории эмоциональной морали Принца вместе с доказательством актуальности поднятой тематики.

Когда речь идет о влиянии города на эмоциональное состояние его жителей, общественное мнение сводится к утверждению, что люди лучше чувствуют себя в красивых городах, чем в уродливых. На этом разговоры оканчиваются. Моей же целью является расширить данное исследование и доказать, что необходимо обращать пристальное внимание также на проектирование  и конструирование (в дальнейшем я буду обозначать их термином «урбанизм»), рассматривая последние как важные философские ресурсы при обращении к моральной философии.

Я приглашаю читателя к исследованию современной, однако недостаточно продуманной, проблемы влияния города на чувства, поведение и моральное состояние людей.

Обнаруживая импульсы, которые заставляют нас чувствовать себя определенным образом, мы можем отдаленно вскрыть стержень поведения человека. Проверка большинства импульсов – предмет моих долгосрочных исследований, однако воздействие урбанизма становится все более ощутимым (см. мою последнюю статью): диаграмма расселения по планете фиксирует быстрое приближение к ситуации, когда ¾ людей будут жить в городах (я здесь провожу различие между «town» и «city»). Для меня же важнее то, что эта тема моральной философии до сих пор осталась практически не затронутой.

Может ли урбанизм положительно влиять на поведение?

Возможно, наиболее важным предположением об урбанизме является следующее: внешний вид города и то, как город распланирован, является определяющими условиями наших социальных эмоций и далее - просоциального или же асоциального поведения.

Данное предположение основано на идее о том, что поведение людей в целом согласуется с их эмоциями. Поскольку я опираюсь на моральную теорию Джесси Принца, согласно которой моральное состояние с необходимостью обуславливается и конституируется эмоциями, это предположение может пользоваться существенным приростом, с точки зрения информации об источниках неотрефлексированных импульсов.

Для того чтобы проверить, является ли устройство города действительно влияющим и образующим фактором морального принятия решений, необходимо обратиться к уже существующим исследованиям. Как я упомянул, работ на эту тему не так уж много. Я изложу лишь самые полноценные из них.

Первое такое исследование называется «Editable urbanism». Две организации (Happy city и Futurewise) провели ряд экспериментов, призванных проверить, влияет ли окружающая нас городская среда на то, как мы себя чувствуем и ведем.

В самом начале этих экспериментов авторы заявили, что стремятся ответить на следующие вопросы:

  • Как дизайн строений и публичных мест влияет на эмоции и поведение проходящих мимо? Может ли он лишать людей чувства комфорта и безопасности? Может ли подталкивать к альтруистическому поведению?
  • Если бы люди могли корректировать фасады строений без финансовых и временных затрат, что бы они поменяли? Обладают ли они интуитивным знанием о том, какие качественные изменения дизайна повлекут за собой более счастливую окружающую обстановку?[1]

Первый эксперимент был нацелен на то, чтобы показать, как оживленная, выразительная местность (с высокой концентрацией небольших предприятий, различными приспособлениями для удобства пешеходов и визуально интересная для них) в отличие от невыразительной, пассивной местности влияет на поведение прохожих.

Они опрашивали пешеходов в обеих локациях и подсчитывали, сколько из них останавливаются здесь более чем на 20 секунд.  Результаты подтвердили ожидания: в оживленных местах 15,9 % пешеходов останавливались более чем на 20 секунд, а в пассивных только 3,8%. Цифры не столь убедительны, однако помимо того, в выразительных местностях таких прохожих в четыре раза больше, чем в маловыразительных.

Другим любопытным аспектом, на который обратили внимание экспериментаторы, было то, как окружающая обстановка влияла на чувство безопасности прохожих. Здесь отличие не столь разительно, потому как и в выразительных, и в невыразительных  местностях ответы респондентов на вопрос, насколько в безопасности они себя чувствуют, по шкале от 0 до 10, в среднем сводится к оценке 8,3.

В чем наблюдается разница, так это в ответах на вопросы, затрагивающие аспект доверия к незнакомцам. В оживленных местах средний показатель 5,1 из 10, а в пассивных – 4,8. Экспериментаторы видят в этом «ощутимую» разницу.

Итак, уровень ощущения безопасности у прохожих одинаков в обеих местностях, однако доверие к незнакомым несколько выше в оживленных местах.

Результаты этих двух экспериментов не столь показательны. Однако третий и последний оказался более значимым, с точки зрения моральной философии. В этом эксперименте проверялось просоциальное поведение.

Волонтеры посещали одни и те же выразительные и пассивные места и вели себя, как туристы. Экспериментаторы подсчитывали, как много людей останавливались и заговаривали с ними, как много разрешали «потерявшимся» воспользоваться их мобильными телефонами и как много из них предлагали потерявшимся туристам проводить их в места назначения.

В оживленной местности 9.9% проходящих останавливались, 7% позволяли воспользоваться их мобильными телефонами и 4.2% предлагали свою помощь в качестве гидов.

Напротив, в малооживленных местах, останавливались 2.3% прохожих, 1% давали свои мобильные телефоны и 1% соглашались проводить.

Судя по цифрам, разница очевидна.

В опрятном и ухоженном месте люди в пять раз чаще останавливаются, когда кому-то нужна помощь, в семь раз чаще дают воспользоваться своими телефонами и в четыре раза чаще предлагают свою помощь  в качестве гидов.

Чтобы не быть голословным, попытаюсь объяснить это на примере.

Представьте, что вы приезжаете в незнакомый город. Вы потерялись (т.к. по какой-то причине у вас нет ни карты, ни GPS), и вам нужно попросить помощи у местных. Если вы знаете о результатах этих экспериментов, то вы понимаете, что вы в пять раз увеличиваете свои шансы встретить того, кто согласиться вам помочь, просто пытаясь найти их в оживленной местности. Если вам нужно позвонить, и вы пытаетесь одолжить у кого-нибудь телефон, просто не делайте этого в депрессивной городской зоне.

Результаты трех исследований таковы:

  • Уровень общественного доверия повышается посредством положительно выстроенной городской обстановки.
  • Оживленные места и улицы оказывают заметный положительный эффект на просоциальное поведение[2].

Начиная рассказ об этих экспериментах, я процитировал два вопроса. Вышеизложенные два вывода являются ответами на первый из вопросов. Ответ на второй таков:

при условии, что даны время и возможность принимать участие в гипотетическом процессе обустройства окружающей местности, люди интуитивно рисуют в своем воображении выразительную обстановку, способствующую просоциальным тенденциям[3].

На протяжении этой работы по устройству города, участники продемонстрировали индивидуальный подход в подборке инструментария, чтобы иметь возможность сравнивать свои дизайнерские находки. Кроме того, они выдвинули множество предложений, от самых причудливых до вполне прагматичных. Без какой-либо предварительной подготовки, участники сумели спроецировать как раз те выразительные местности, которые влекут за собой социальную открытость и просоциальное поведение.

Становится очевидным, что этот эксперимент отвечает на вопрос именно так, как предсказывали экспериментаторы. Их утверждение о влиянии городской среды на моральное поведение оправдывает себя (по крайней мере, в определенной степени).

Вклад Джесси Принца заключается в доказательстве того, что наше моральное поведение глубинно связано с нашими моральными ценностями, которые сформированы и конституированы посредством эмоций. Иными словами, если у человека есть возможность повлиять на чьи-то эмоции, то, скорее всего, он может и изменить его или ее моральные ценности и, таким образом, моральное поведение.

Обратимся к другим исследованиям, имеющим отношение к нашей теме. Команда Мелони Руд (Melanie Rudd) исследовала, как чувство восхищения меняет восприятие времени. Было выяснено, что оно (в нашем случае восхищение красотой парка или улицы) заставляет людей чувствовать за собой большие запасы времени, ощущать меньшую раздражительность и большую склонность тратить свое время на помощь другим.

И снова мы видим, что окружение такими местами, которые внушают восхищение, влияет на наше восприятие времени. С ощущением времени сильно коррелирует уровень счастья. Чем более ты счастлив, тем более готов тратить свое время на помощь другим[4].

И снова результат подсказывает нам строить более комфортные города, чтобы повышать уровень просоциального поведения.

Здесь я должен сообщить читателю важную деталь. Джесси Принц позиционирует себя как моральный релятивист. Это значит, что главным контраргументом является: «Действительно ли просоциальное поведение должно одобряться нами?» Эта статья, однако, не стремится оправдывать необходимость просоциального поведения. Я лишь должен обозначить, что, на мой взгляд, таковое подразумевает прогресс общества, который является предпочтительной целью.

Последнее исследование, которое я хотел бы  упомянуть, описывает влияние глобализации на внешний вид городов. Исследование Шарин Зукин (Sharin Zukin) можно свести к следующему тезису: «Когда одна и та же идея применяется во множестве разных городов мира, это приводит к очевидной гомогенизации»[5].

Повторимся, если город гомогенен, (не вызывает восхищения и маловыразителен), это влечет за собой заметное влияние на социальное и, далее, на моральное поведение.

Исходя из описанных экспериментов, мы можем проследить, как обстановка города формирует наши эмоции и, затем, социальное поведение.

Не претендуя на безусловную правоту, сформулируем следующие выводы на основе наших предположений:

  • Занимаясь дизайном и проектированием зданий (парков, улиц и т.д.), вы влияете на эмоциональное состояние жителей.
  • Некоторые из этих эмоций могут сыграть заметную роль в моральном принятии решений.
  • Таким образом, это не непосредственный способ влияния: вы не просто меняете город, но город, в свою очередь, меняет вас в куда большей степени, чем вы сами об этом подозреваете.
  • Наконец, о морали: всегда предпочтительнее осознавать, что является источником вашего поведения, чем находиться в неведении относительно этого.
  • Итак, я предлагаю подробнее исследовать, как функционирует этот феномен на уровне повседневности.

Город – важный феномен, изучаемый по большей части через архитектуру. Однако попытки его редуцирования лишь к последней малоубедительны. При построении новой улицы, вопрос стоит не столько о самой архитектуре, сколько о восприятии ее прохожими.  Если вы можете повлиять на чье-то социальное или моральное поведение, это заслуживает более пристального изучения психологов и – как мне кажется – философов морали. С этой точки зрения философия урбанизма является частью моральной философии.  Изучение города на деле является (или, очевидно, в ближайшем будущем будет являться) изучением морального состояния людей, проживающих в городах.

С английского перевел Петр Красовицкий

[1] Editable Urbanism. Доступно на WWW: http://thehappycity.com/wp-content/uploads/2015/03/Editable-Urbanism-Report.pdf , стр. 1.

[2] Editable Urbanism. Доступно на WWW: http://thehappycity.com/wp-content/uploads/2015/03/Editable-Urbanism-Report.pdf , стр. 6.

[3] Editable Urbanism. Доступно на WWW: http://thehappycity.com/wp-content/uploads/2015/03/Editable-Urbanism-Report.pdf , стр. 6.

[4] Rudd, Melanie. Vohs D. Kathleen. Aaker, Jennifer. Awe Expands People’s Perception of Time, Alters Decision Making, and Enhances Well-Being. In: Psychological Science. XX (X) 1-7, 2012, p. 1.

[5]  Zukin, Sharon. Destination culture: How globalization makes all cities look the same? In: Inaugural working paper series, Trinity College, Vol. 1, No. 1,  spring 2009, p. 3

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий