Вне теории человеческой мотивации Абрахама Маслоу: от телеологии Аристотеля до транс-индивидуальности – новый способ понять человеческую деятельность

Философия – это диалог людей с собой о природе мира и роли самих людей в этой действительности. Проблему существования мира и самого человека изучают два основных направления философии на протяжении уже более двух тысяч лет. Моя статья затрагивает ее вторую часть с конкретным вопросом: каковы мотивы поступков человека? Когда мы, будучи в здравом уме и не находясь под гипнозом, производим то или иное действие, то всегда присутствует ясная мотивация, которая является движущей силой наших желаний и физической активности, ведущих к достижению цели. Совокупность многих намерений приводит нас к конечной цели, осуществлению сущности всех человеческих существ. Эти неудержимые мыслительные процессы и их практическая реализация затрагивают некоторые вопросы в этике (о человеческой морали и добродетели), в социальной философии (о влиянии определенных условий и конкретного действия), в философии права (как мы можем судить о действии, правильно ли оно) и в метафизике (что в действительности является конечной целью). Есть три теории, которые я буду исследовать в своей статье. Во-первых, это иерархия потребностей по Маслоу, которая является популярным и часто употребляемым понятием для описания человеческих поступков, особенно в аспекте удовлетворения потребностей. Во-вторых, телеология Аристотеля, которая выступает самой важной, неоспоримой точкой зрения, если нам нужна основа, чтобы понять поступок человека. Аристотель показал нам не только способ следовать за сутью объекта мыслительного процесса человеческих существ, как «конечной целью» (конец), конечного пункта Вселенной. Также он проанализировал семь причин человеческих действий, как способ понимания самих себя и способ осуждения этих поступков с моральной точки зрения. В-третьих, новым способом описать наши поступки можно считать социальные и умственные эксперименты Милгрэма и Дэниела Ричардсона, которые основаны на идее Гюстава Ле Бона о психологии толпы. Эти современные исследования ясно показывают нам, что определенное действие не может быть понято как удовлетворение потребностей или метафизическое видение цели.

***

***

Я бы хотел начать с известной теории мотивации человеческой деятельности Маслоу. Абрахам Маслоу (1908 – 1970) в 1943 году опубликовал в Psychological Review свою статью «Теория мотивации человека», целью которой было объяснить деятельность человека в фокусе мотивации связанной с его потребностями. Эта теория приобрела популярность под названием «Пирамида Маслоу» или «Пятиступенчатая пирамида». Концепт пирамиды, как модель теории человеческой мотивации, показывает, как ее самую сильную, так и самую слабую стороны. Давайте рассмотрим его пирамиду. Маслоу выделил пять видов потребностей человека, направляющих его деятельность.

Первая потребность, физиологическая, главная. Она бесспорно является отправной точкой для человеческой деятельности и включает в себя потребности в воздухе, еде, питье, сне, доме и сексе. Эти потребности буквально обеспечивают выживание и возможность функционирования человеческого организма.[1]

Потребность в безопасности основана на страхе подвергнуться какой-нибудь «опасности», такой как природный катаклизм, насилие, война, социальный кризис и т. д. Эта потребность мотивирует стремление обезопасить себя с помощью законодательства, личной охраны, страховки, органов здравоохранения и других систем, поддерживающих стабильность.

Социальные потребности, также называемые потребностями любви и принадлежности, используются для описания чувственного аспекта человеческого бытия, они вызывают потребность любить и быть любимыми в определенной группе.

Общение, любовь, дружба, сотрудничество и т. д. среди людей определенных социальных групп рождает в человеке особенное чувство принадлежности к чему-то большему, чем есть он сам. Оно также укрепляет человека в борьбе с одиночеством и помогает пережить стресс силами группы, независимо от ее численности.

Четвертая потребность, потребность уважения, ориентируется на “чувство собственного достоинства, или самоуважение, и уважение других” (Маслоу, 1943, стр. 372). Есть одно понятие, чтобы описать «потребность в самоуважении», которое появляется только при наличии одной стороны, нарциссизм. Это бессмысленно, когда кто-то чувствует уважение к себе, которое ни на чем не основано (он полагает что что-то получает от этого, но в действительности это не так). Самый важный момент, который мы должны здесь учитывать, это то, что эта потребность выполняется тогда и только тогда, когда уважение исходит от индивида или группы, как объекта когнитивного процесса. Удовлетворение этой «потребности в самоуважении» заставляет человека чувствовать себя значимым и создает мотивацию, чувство собственного достоинства, уверенность в себе, когда другие признают его заслуги, которые побуждают его достигать следующей цели, задействовав свой главный потенциал.

Самоактуализация – это наивысшая потребность в пирамиде Маслоу, которая подразумевает, что у человека есть потребность реализовать свой потенциал и обладать чем-то, чтобы стать тем, кем он должен быть, «человек обязан быть тем, кем он может быть» (Маслоу, 1943 г., стр. 373). Эта последняя потребность есть самый высший уровень человеческой деятельности, так как она фокусирует человека на главной его цели, которую он действительно хочет достичь. Если человек любит музыку или живопись, он должен найти себя в искусстве. Другому дано защищать людей, испытывая радость от служения. Чье-то призвание – открывать новые горизонты, и для этого он готов лететь на Луну. Обычно человек использует эти качества лишь в какой-то мере, только чтобы отличаться развитым от природы интеллектом, способностью задавать себе вопросы и отвечать на них, и при этом он остается пассивным, довольным окружающей его действительностью.

Пирамида Маслоу рассматривает потребности с пассивной позиции, когда их удовлетворение приходит извне, для чего достаточно проинформировать о них. Это пассивное удовлетворение можно разделить на две теории. Во-первых, объект – определенный человек, который просит и требует, чтобы его потребности были удовлетворены, и природа и социум всеми силами выполняют его заказы, и чем больше он заботится об этой поддержке, тем более удовлетворенным он будет себя чувствовать. Во-вторых, эта внешняя поддержка станет неким зеркалом, показывающим его нравственный облик. Это «зеркало» исказит его подлинную сущность под влиянием догм и правил, принятых в обществе, так как социум всесторонне обеспечивает человека. Они станут мерилом его нравственности, судом над поступками и наказанием за проступки. В этом случае, человек получает роль контроллера, который играет игру, принимая ее за настоящую жизнь. Он становится тем, кем должен быть, продуктом производства, которое обеспечивает его всем необходимым. Кто определяет, доволен ли человек? Он сам? Никак!  И все потому, что с самого начала он спросил у других, каким ему быть. Он подписал простое обязательство, что продолжит заказывать следующие блюда из бесконечного меню. Чем большее количество запросов он хочет удовлетворить, тем более зависимым он становится. Очевидно, что потребности, мотивирующие человеческое поведение, определены в людях с самого начала, но удовлетворение, которое приходит извне является механизмом, заставляющим людей искажать самих себя, сдерживая и отвергая истинную цель человеческой деятельности.

Сегодня внешняя система оценки вполне ясна для нас. В наши дни мы точно знаем, каков должен быть богатый человек, какой может быть удовлетворенная потребность или как мы можем восполнить наши нужды. Современного богатого человека можно описать как того, кто живет на виллах и в пентхаусе, кто ездит на Ferrari или в лимузине с водителем, обедает в трехзвездочном ресторане Michelin, носит Prada, Hermes и проводит свой отпуск на собственной яхте и т. д. Удовлетворенный человек, это тот, кто застраховал свои жизнь и здоровье и пользуется услугами лучшей системы здравоохранения, и тот, у кого есть личная охрана, 24 часа в сутки, 7 дней в неделю; он также имеет достойную работу с высокой зарплатой и комфортные условия жизни, и является тем, кем он «должен быть». Мы, люди, пытаемся удовлетворить наши потребности через систему производства, и затем, она становится измерительной системой, чтобы сказать нам, каким должно быть удовлетворение.

Это первый парадокс пирамиды Маслоу.
Вторая проблема его теории – это способ представления человеческих потребностей в виде пяти уровней, где после удовлетворения нижней потребности, человек  стремится к следующему уровню и продолжает движение к высшему.

Как только появляются другие потребности (более высшие), то тогда они, а не физиологические потребности доминируют в организме. И когда эти, текущие потребности удовлетворены, появляются новые, более высшего уровня и т.д. Это - то, что мы подразумеваем под высказыванием, что основные потребности человека организованы в иерархию относительного преобладания (Маслоу, 1943, p. 375).

Удовлетворение первой потребности, это достаточная основа для удовлетворения второй, вторая для третьей и т. д. Итак, что же произойдет, когда кто-то обеспечит запросы всех уровней пирамиды, и у него будет все, все что необходимо для всех 5 уровней? Они просто продолжат требовать все больше и больше благ от общества, включая предназначенное даже для низших потребностей (для физиологии и безопасности), несмотря на то, что у них есть все необходимое в достаточном количестве, и даже с избытком. А какова мотивация в действиях других людей, которые при том, что могут удовлетворить только минимум потребностей, готовы делиться и этим, отказываясь тем самым переходить на следующую ступень пирамиды?

22 ноября 2015 года американский пранкер Коби Персин выложил на YouTube видео социального эксперимента, собравшего более 3 миллионов просмотров под названием «Социальный эксперимент – денежный костюм».[2] В этом видео Персин прогуливался по улицам Нью-Йорка, заставая врасплох, и удивляя своим видом прохожих, в костюме полностью увешанным большим количеством однодолларовых купюр и табличкой с надписью: «Возьмите то, что вам нужно». Многие люди подходили и брали деньги с его костюма, причем, большинство из них выглядели богатыми, в дорогих костюмах, с роскошными кейсами и стильными прическами.

Когда Персин спрашивал их: «Вам, действительно, нужны эти деньги, ведь вы не похожи на нуждающихся?» Они отвечали: «Я не нуждаюсь в них, но это же даром. Кто откажется?» Говорили и так: «Да, я записана в маникюрный салон на завтра». Также многие говорили, что им не нужны эти деньги, продолжая собирать их с костюма. Они делали это, не останавливаясь, потому что внешняя сторона, в этом случае Коби Персин, все еще продолжал обеспечивать их, несмотря на полное удовлетворение их потребностей, которое они уже имели. По примеру первого, того кто показал, как они могут удовлетворить свою потребность, они стали получать что-то пассивно, подражая ему, требуя все больше и больше.  Быть «вместилищем потребностей» - вот путь, который они избрали. В то же время, когда Персин проходил мимо сидящего на асфальте бомжа с собакой и предложил тому взять, что ему нужно, тот ответил, что не отказался бы от двух долларов, которые он потратил бы на еду в этот день. Более того, это невероятно, но бездомный посоветовал Персину отдать эти деньги тому, кто, действительно, в них нуждается. Восхищенный поступком этого человека, Персин дал ему 6о долларов на все, что он захочет, например, на еду на завтра для себя или своей собаки, или еще на что-нибудь.

Что создает такие различия между бездомным и теми-другими? Почему один, не имея ничего, желает и берет только то, что ему, действительно, нужно, и при этом готов поделиться с другими? И почему другой продолжает брать и брать, и не имеет значение то, насколько он богат и обеспечен?

Все-таки, достаточно ли пирамиды Маслоу, чтобы понять человеческие поступки? Есть что-нибудь за пределами этой пирамиды, что нам следовало бы понять?[3]

Это второй парадокс пирамиды Маслоу. Если мы сузим его теорию до анализа некоторых мотивов человеческих поступков, в этих пределах все будет ясно. Однако, этого мало, чтобы понять сами человеческие поступки, особенно, что касается конечной цели этих поступков. Теория Маслоу полезна, чтобы описать удовлетворение потребностей и стремление к этому, но когда он объясняет мотивы человеческого поведения удовлетворением потребностей, он локализует это действие, как одну из сторон самосознания. Человек совершает определенные действия, потому что хочет удовлетворить свои потребности. Этого понимания недостаточно, чтобы считать это достаточными факторами, которые подтолкнут человека к решительным действиям.

Чтобы опровергнуть пирамиду Маслоу, мы должны вернуться к Аристотелю, который жил 2400 лет тому назад. В теории Аристотеля о четырех причинах, мир включает в себя стремления для осуществления определенных целей.

“Все, что создает природа, есть средство для достижения цели” (Аристотель, о частях животных, книга I)

Все во Вселенной всегда пытается реализовать свой потенциал, как семя стремится стать деревом, так и человек пытается стать хорошим человеком. Аристотель полагал, что у людей, как и у всего во Вселенной, есть цель, которая должна быть достигнута, или функция, которая должна быть выполнена.

В своей Телеологии (τέλος, telos – “конец, цель” и λόγια, logos – “учение”) Аристотель указывает для каждого действия два возможных вида цели: вспомогательное (действия используются как средства достижения других целей) и внутреннее (действия делаются для себя). Каждое действие

имеет свое определенное предназначение, но после осуществления становится средством для достижения других целей. Как разумные существа, люди имеют какие-то свои цели, но конечная цель (конец) эвдемония (ευδαιμονία – счастье) универсальна. Если мы сможем выяснить цели, которые люди преследуют, мы можем понять человеческое действие для этой конечной цели, в которой все цели – это лишь средство для достижения этой конечной цели.[4]

Действительно, действия человека всегда направлены на достижение определенных целей, поэтому не сложно понять людей из эксперимента Персина, либо кого-то еще, кто ищет материальные ценности, удовольствие, славу. Но ничто из этого не может быть конечной целью человеческой деятельности. Чтобы стать конечной целью (результатом), «действие должно быть самодостаточным и завершенным» (Сэмюэль Енох Стампф, 1999). В этом смысле действие происходит для себя и никогда для чего-то еще, и люди, конечно, могут достигнуть его. Аристотель определил конечной целью человеческих действий – eudaimonia, как цель, которая одна может удовлетворить любое требование. Верно, что мы, люди, выбираем способ стремиться к материальным ценностям, удовольствию, славе, потому что мы думаем и верим, что эти вещи – инструменты для достижения счастья. Счастье – это полнота конкретных функций человека. Аристотель полагал, что этика, это не только теоретическое знание, но она должна иметь и практическое применение; если кто-то хочет стать добродетельным человеком, ему мало просто узнать, что есть добродетель, он должен совершать добрые дела и в жизни.

“Мы не учимся, чтобы знать, что есть добродетель, но чтобы стать добродетельными, так как иначе не было бы никакой пользы в этом”. (Аристотель, Никомахова Этика, книга II, стр. 2)

В этом смысле нравственная добродетель включает в себя действия, потому что нет ничего, что можно назвать “хорошим”, если это качество никак не проявляется. С другой стороны, если эвдемония является следствием наших действий, совершаемых благодаря нашей истинной природе, то эта наивысшая добродетель – следствие наших наивысших поступков. Это суждение можно представить, как «практическую мудрость».

С точки зрения Аристотеля, под словом «добродетель» нужно понимать сочетание интеллектуальных и нравственных добродетелей, совершенная добродетель является, и теоретической, и практической. Счастливый человек это тот, кто достиг житейской мудрости и может выбрать самую приятную и счастливую жизнь ради конечной цели всего сущего. С этой точки зрения, мы можем иметь представление, что добродетельный человек не только “понимает” то, каким он должен быть, как человек с конечной целью, но также и “практикует” это в своей жизни.
Проблема конечности чего-либо во многих своих аспектах была широко распространена в греческой античной философии. Философы исследовали вопросы онтологии преимущественно через метафизику. В действительности, под влиянием реальных факторов в среде обитания, индивид обуславливает свои действия конкретными мотивами, в определенном контексте. И это не только метафизически философский вопрос, но, действительно, имеющая практическую пользу и побуждающая нас к деятельности, мотивация. В данном случае, чтобы сделать эту тему еще более практичной и более этичной, рассмотрим, как Аристотель рассуждает человеческих поступках. Его телеология анализирует семь мотивов поступков, которые человек совершает по случайности, естеству, принуждению, привычности, размышлению, а также под влиянием желания или страсти.

Впрочем, мы уже частично касались этой темы, когда обсуждали добродетели, и вернемся к ней снова, когда будем рассматривать эмоции.  Причины несправедливых поступков, настроения, вызывающие эти поступки, люди, по отношению к которым эти поступки совершаются (…)

(…) Итак, все, что люди делают, они делают по семи причинам: случайно, согласно требованиям природы, по принуждению, по привычке, под влиянием размышления, гнева и страсти. Бесполезно было бы присоединять сюда классификацию таких мотивов, как возраст, положение и т. п. (Аристотель, Риторика, Глава 10)

Когда человек совершает поступок, его можно объяснить двумя факторами, «мотивами» или «состоянием души», особенно это касается неправильных поступков: по своей вине, принуждению, случайности, естеству, и не по своей вине, привычке, раздражению, желанию. Этот конкретный анализ Аристотеля в Риторике доказывает, что определенные действие происходят как под влиянием внутренних мотивов индивида, так и внешних импульсов среды. Человек может точно знать, что он должен делать и каким он должен быть. Даже когда у человека конфликт между нравственностью и инстинктивными потребностями, окружение обязывает его действовать не по его воле и навязывает ему определенную модель поведения.

Через две тысячи лет после «Риторики» Аристотеля, Стенли Милграм (1933-1984) в 1961 году провел скандальный эксперимент и доказал, что эта теория имеет право на существование. Стенли Милграм, профессор психологии в Йельском университете, предложил всем желающим 4 доллара в час за участие в эксперименте под названием «Влияние наказания на способность к обучению». Сорок человек приняли его предложение. Участники исполняли роль «преподавателей», опрашивающих своих «студентов». Эти групп находились в разных комнатах и переговаривались по рации.

 «Преподаватель» задавал вопрос, и когда «студент» отвечал неверно, руководитель эксперимента давал указание «преподавателю» включить электрошокер, чтобы наказать «студента». При дальнейших неправильных отвектах, предписывалось постепенно увеличивать напряжение до 450 вольт. Конечно же, «преподаватели» не знали, что ни один из «студентов» не получал разряд тока, что они только притворялись, крича, как при сильной боли. Во время эксперимента, «преподаватели» по-разному проявляли стресс и волнение. Тем не менее, никто из них не выразил желания остановится на отметке 135 вольт. При приближении к 300 вольтам, некоторые участники хотели прекратить эксперимент и вернуть деньги. Однако, когда руководитель убеждал их остаться, он уверял, что никто не будет нести никакой ответственности за любые последствия. Он использовал такие доводы, как: “хотя удары могут быть болезненными, это никак не повредит испытуемым, так что продолжайте, пожалуйста”, “может ли ученик, хочет он того или нет, вы должны продолжать, пока он не определил все пары слов правильно, поэтому пожалуйста, продолжайте”, “я возьму на себя ответственность” (Спенсер А. Rathus, 2011). И участники продолжали нажимать кнопку шокера, несмотря на крики из другой комнаты.

В результате только 14 из 40 “учителей” решили прекратить эксперимент, не дойдя до максимального уровня в 450 вольт, т. е. 65% участников (26 из 40) решили идти до конца этого ужасного психологического эксперимента. Между тем, до этого эксперимента, профессор Милгрэм спросил мнение многих выпускников, а также около ста своих коллег по кафедре психологии о результатах эксперимента, и каждый из них предположил, что только очень малое количество участников будут готовы нажать на кнопку после 300 вольт. В последующие годы, Милгрэм как и некоторые другие эксперты провели сотни подобных экспериментов, и в результате, менее чем у половины участников возникло желание отказаться. С тех пор он пришел к выводу, что под давлением приказов властей, которые при этом утверждают, что мы не несем никакой ответственности, мужчина мог совершить злодеяние, причинение вреда другим, даже зная, что это противоречит вере и нравственности. Когда человек освобожден от этических ограничений или ответственности перед законом, он может выполнять чужие приказы, как действующий субъект в пассивной ситуации. То, что в этом случае индивид чувствует себя свободным, в связи с отсутствием ответственности за его настоящее действие, и факт выполнения приказа, все это послужит оправданием его поступков. Этот вид действий, когда человеку приказывают, либо настоятельно рекомендуют, можно увидеть не только в эксперименте Милгрэма, но и в расправе над сарацинами крестоносцами в средневековых крестовых походах, так как это – “Воля Бога”. Видно это и в уничтожении евреев по приказу нацистских лидеров, так как это их судьба, по причине, так называемого, “расового превосходства”, в войне во Вьетнаме с политикой лжи из-за “волны коммунизма в Юго-Восточной Азии” или в фанатичной жестокости так называемого “исламского государства” с целью создания в наше время Всемирного исламского государства.

Определенное действие в конкретной ситуации может быть выполнено из-за побуждающих к нему потребностей, внутреннего стремления добиться окончательной цели или если мотивировано командой/рекомендацией.

Даниэль Ричардсон, в 2015 году, провел еще один увлекательный психологический эксперимент, доказывая это. Как исследователь из университетского колледжа Лондона, Ричардсон хотел узнать различия между тем, как человек принимает решение в одиночестве и в большой группе. Он попросил 50 человек перейти на Phoenix Arts club. Каждый из участников, посетивших этот веб-сайт, где проводился эксперимент, должен был переместить точку на сенсорном экране. На большой экране, были видны все точки участников. После того, как Ричардсон задавал вопросы, участники двигали точки направо, при ответе “да” и налево, для указания противоположного мнения. Вопросы были из различных областей, такие как “вы когда-нибудь жульничали на экзамене?”, “Великобритания должна покинуть ЕС?”, “должны ли быть запрещены законом забастовки работников лондонского метро?”, и “кто-то, кто покупает еду для своих друзей, имеет ли право получить большую долю?” В результате этот эксперимент показывает нам, что участники с легкостью выбирают ответ “да” или “нет”, когда они видят движение точек других участников на большом экране. Следовательно, очевидно, мы можем принимать решения быстрее в группе, потому что мы находим сходство друг с другом или гомогенность.  Свойство толпы влиять на решение отдельного человека может быть пагубным. Когда мы взаимодействуем друг с другом в толпе, мы легко можем мириться даже с предрассудками или принимать менее разумное решение, потому что нас «защищает» сходство друг с другом/однородность толпы, которые заставляют нас чувствовать себя свободными от любой ответственности или наказания.

Это сходство может растворить эго и личную мудрость в так называемой “мудрости толпы”. “Взаимодействие людей обычно приводит не к консенсусу, а к принятию худших из возможных решений.  Мы обмениваемся не информацией, а собственными предубеждениями. Моя задача – попытаться выяснить, почему это происходит, и как можно улучшить процесс принятия коллективных решений” (Ричардсон, 2015).

Эффект приказа/рекомендуемого действия и сходство друг с другом/однородность – это реальные материалы из интересных исследований разума Гюстава Ле Бона в девятнадцатом веке. В своей самой известной работе “Толпа: исследование массового мышления”, Ле Бон (1841 – 1931) утверждает, что люди образовав группу, получают новые свойства, которые существенно отличаются от индивидуальных особенностей каждого человека, образовывающих эту толпу. Сознательная личность каждого члена растворяется в общих стремлениях этой конкретной среды. Несмотря на временное существование, этот вид “души группы” имеет четкие характеристики, в которых формируется уникальная организация, коллективная «душа» толпы (Гюстав Лебон, 1895). Специальными качествами индивидуальности управляет бессознательное состояние, у которого есть свои особенности во всех этнических группах. Это делает толпу неспособной совершить высокое интеллектуальное действие. В учении Ле Бона указаны три причины такого положения: во-первых, индивид знает об абсолютной власти толпы, опирающейся на большое количество членов, и как следствие, о ее безответственности, которая, контрастирует с осторожностью в действиях отдельного человека. Во-вторых, психологическое заражение в толпе заставляет индивида действовать в соответствии со стремлениями толпы. Третья, и самая важная причина – это то, как индивид теряет свою индивидуальность, по приказу или пожеланию лидера группы или самой группы.

Итак, мы понимаем, что самосознание и внутренняя мотивация могут сформировать моральную ответственность и определенные качества личности, но эффект влияния определенной среды является ключевым фактором, толкающим нас сделать выбор в пользу того или иного действия.

Давайте возвратимся к социальному эксперименту Персина. Почему те “богатые люди” все-таки собирали мелочь с костюма Персина, независимо от того, насколько они богаты и какой имеют доход? Это происходило потому, что “душа толпы” или влияние внешних критериев (в пирамиде Маслоу) заставляет их терять контроль (или автономность) в самосознании. Эта определенная среда играет также ведущую роль в их поведении своим рекомендациями и приказами. Кроме того, по мнению Аристотеля, причиной этому есть заключительная цель, которую они все еще не имеют или не хотят достигать; они неверно определили ценность целей-инструментов, не говоря уже о том, что они позволяют “внешним мерилам” управлять ими и решать за них, что является правильным, а что неправильным, что должны мы делать, чтобы удовлетворить наши потребности и т.д. Почему они не могут определить свою главную (конечную) цель? Именно из-за сочувствия и сострадания, которые они до сих пор их не имеют. И, почему они до сих пор не придают значения этим понятиям? Карл Маркс, в своем диалектическом материализме упомянул о человеческой сущности в тезисах о Фейербахе в 1843 году:

"...сущность человека не есть абстракт, присущий отдельному индивиду. В своей действительности она есть совокупность всех общественных отношений". (К. Маркс, 1845, 63)

Индивидуальная сущность не формируется сама по себе до прохождения определенного пути своего опыта, также и не создается Богом с какой-то особенной привилегией. Человеческая природа не может просто родиться; происходит ее становление через связь между нею и объектами в ходе познавательного процесса. Как живое существо, человек представляет собой что-то, не по причине априорного детерминизма, а согласно телеологии, что мы сейчас и выясним. Итак, мы можем выделить в человеческой природе пять факторов, которые определяют сущность человека: гены и биология, образование, социум, географическая среда и автономная личность. Эти пять факторов создают три составляющие человека: тело – душа – дух. Гены – биологический фактор создает основание или фоновую в формировании жизни человека. Образовательный фактор является основой для развития человеческой природы. Географическая среда формирует способ мышления, присущий определенной общине людей, в которой индивид воспитывается; этот фактор косвенно воздействует на природу человека через общинную психологию. Социум является решающим фактором для человеческой природы, потому что индивид, как существо социальное, формирует свою сущность, только если он живет в определенном обществе и проявляет свое бытие через отношения с другими его участниками.

Последний фактор, человеческая автономия, влияет на принятии решений человеком. В самом деле, несмотря на большое влияние со стороны общества и среды, человек сам может сделать свой выбор: что есть неправильно или правильно, плохо или хорошо, делать это, или не делать. Но с другой стороны, нет никакого проявления “свободной воли” в действии отдельной личности, потому что все знания, опыт, мотивация и т. д. в человеческой деятельности не исходят только из внутреннего осознания, как самосознание. Это двусторонняя связь между человеком и конкретным обществом.

Очевидно, бомж в эксперименте Персина по-прежнему является членом общества, где он находится под воздействием “души толпы”, как и все остальные. Однако, то что делает его отличным от членов этой группы – это возможность избегать ее влияния, и способность выражать свою индивидуальность. Почему это происходит? Потому что он тот, кто может точно понять, что такое голод, и знает какие материальные блага ему действительно необходимо для жизни. Он понимает, что нам нужно делиться излишками с теми, кто в этом нуждается, потому что он был в такой ситуации, он и сейчас все еще в таком положении. Его жизненный опыт даёт ему истинное представление о деньгах, имуществе и о нуждах людей. Этот человек обладает “транс-индивидуальным” сознанием, делающим его способным к пониманию других, и тогда он показывает нам сочувствие и сострадание; в этом смысле этот человек может определить конечную цель, чтобы направлять свои действия в качестве внутренней цели, через свою интеллектуальную и нравственную добродетель, неподконтрольную внешней системе критериев или пассивного удовлетворения.

Сочувствие и сострадание – это результат конечной цели через опыт социальных отношений.

Заключение

За многие годы большинство исследователей в области управления, психологов, экономистов, педагогов и т.д. считало иерархию потребностей Маслоу идеальной для исследования поведения человека посредством нескольких мотиваций. Однако, действия человека невозможно объяснить, локализовав их строгими рамками определенных концепций. Мотивации побуждают человека совершать определенное действие, после выполнения которого, он может приступить к новой задаче с большими возможностями для осмысления конечной цели и ее последствий: сочувствия и сострадания. Все это показывает нам связь между философами разных времен, исследующих вопрос о конечной цели существования человека.

С английского перевел Олег Басов

Источники

Aristotle. Nicomachean Ethics, W. D. Ross (trans.), the University of Adelaide.

Aristotle, Rhetoric.

Fesmire, Steven. Dewey. New York: Routledge, 2014. Print

Le Bon, Gustave. The Crowd: A Study of the Popular Mind

Marx, Karl. The German Ideology, including Theses on Feuerbach. New York: Prometheus Books, 1998.

Maslow, A. H. A Theory of Human Motivation, originally Published in Psychological Review, 50(4), 370-396.

Myers, Gerald E. William James. His Life and Thought. Connecticut: Yale University Press, 1986.

Nussbaum, Martha C. Not for Profit: Why Democracy Needs Humanities. New Jersey: Princeton University Press, 2012. Print

Nussbaum, Martha C. Political Emotions: Why Love Matters for Justice. Massachusetts: Harvard University Press, 2013. Print

Rathus, Spencer A. Psychology Concepts and Connections, 2011

Rorty, Richard. Contingency, Irony, and Solidarity, 1989

Samuel Enoch Stumpf. Socrates to Sartre, A history of Philosophy, Sixth edition. New York: McGraw – Hill Inc, 1999. Print

Shook, John R. and Joseph Margolis. A Companion to Pragmatism

 

Литература

Aizawa, Yasutaka. Aristotle on akrasia

Bond, Michael. Why people get more stupid in a crowd, BBC Future, Jan 14, 1006.

Borge, Caroline. Basic instincts: The Science of Evil. ACBNEWS, Jan 3, 2007.

Hideya, Yamakawa. The Logic of Justice in Aristotle Nicomachean Ethics, book V. St.Andrew s University

Hoffman, Edward. Abraham Maslow's Life and Unfinished Legacy. Yeshiva I.University

Humphrey, Nick. The banality of evil. New Scientist Journal, June 13, 1974.

Kobayashi, Futoshi. Looking at Lee's Love Theory through Abraham Maslow's Eyes: Factor Analyzing Four Different Models. Comparative Culture 14: 51-60, 2008

Parnamets P; Johansson P; Hall L; Balkenius C; Spivey KJ; Richardson DC. Biasing moral decisions by exploiting the dynamics of eye gaze External. Proceedings of The National Academy of Sciences of The United States of America, 2015.

Pierce, Morgan. Predication and Causality in Aristotle and Spinoza.

Richardson, Daniel. Biasing moral decisions by exploiting the dynamics of eye gaze. The focal account: Indirect lie detection need not access unconscious, implicit knowledge. Journal of Experimental Psychology-Applied, 2015.

Riggenbach, Jeff. The Milgram Experiment. Mises Daily, Sep 3, 2010.

[1] Существует мнение, согласно которому присутствие среди базовых потребностей потребности в сексе ставится под вопрос, так как мы, несомненно, можем выжить и не имея его. Но так как эта потребность относится к животным, включая человека, поэтому она несомненна, бесспорна и не подлежит обсуждению.

[2] https://www.youtube.com/watch?v=Z_nuPlE2KU8

[3] Футоши Кобаяши (2008) ответил на часть вопросов в своей статье под названием «Глядя на теорию любви Ли глазами Абрахама Маслоу: факторный анализ четырех различных моделей.» Комбинируя идеи Маслоу и Джона Алана Ли, Кабаяши определяет эквивалентное соотношение для терминов «давать» и «брать», которая потом становится так называемой “сторге”. Комбинация «сторге» и «эрос» (желание в физическом удовлетворении, когда мы находимся в согласии с нашими партнерами) и «лудус» (хорошее чувство, когда мы можем провести наше время вместе) составляет “три основных вида любви”, что побуждает нас поддерживать партнерские отношения (между лудус и сторге) или любовь (между эрос и лудус). Это - способ, которым мы можем приобрести удовлетворение от транс-индивидуальности среди отдельных лиц; но это происходит не только из-за стремления реализовать наши потребности, но возможно, и от взаимопонимания между людьми.

4 Когда учитель, обучающий ученика в школе экономики, видит его выпускником, этот учитель достиг своей цели, как учитель. Однако, студент-экономист, это лишь один из способов для финансовой компании управлять проектами по выпуску ценных бумаг. То же самое происходит, когда рабочий завершает строить здание офиса, а после оно прекращает свои функции, как место по приему на работу служащих. Конечные цели и рабочего и здания – не внутренние, а служат инструментом для достижения большей цели, предоставить служащим место для работы. Роль поставщика данных о ценных бумагах завершается, тогда, когда он передает достаточно информации для компании, но эта цель является лишь средством, которое используется сотрудниками для анализа изменений на фондовом рынке.  Исполнительный директор сосредоточен на увеличении прибыли, но увеличение прибыли служит большей цели – экономическому развитию. Даже экономическое развитие, хоть и кажется на первый взгляд конечной целью государства, но это только средство для создания таких условий и окружающей среды для жителей, какими они должны быть. Конечная цель у человека – это не достижение целей директора, учителя или рабочего, а реализация себя как человеческого существа. Если мы сможем выяснить цель, которую преследуют люди, мы сможем понять, что поступки человека направлены на достижение конечной цели, достижение остальных целей, это только средство.

Автор: Ду-Кин-Трунг

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий