Месяц без Мережковского, или зачем я читала Антихриста

Почти месяц назад я закончила читать книгу, которая заняла у меня более полугода. Вообще-то, это были три книги: Смерть богов, Воскресшие боги, Петр и Алексей. Каждая из книг - это поиск Антихриста: в императоре ли Юлиане, в Леонардо да Винчи или в российском царе Петре, но вообще-то - поиск когда-то захороненных богов, их воскрешение там, где им, казалось бы совсем не место: в постсредневековой католической Европе и все еще средневековой петровской России.
Зачем Мережковскому эти боги и воскрешающий их Антихрист? Кого он на самом деле ищет там, где нет уже ни Бога, ни богов, ни Антихриста? Книгу можно назвать поиском себя и своей веры, но, кроме того, это колоссальное историческое исследование, точно и захватывающе описывающее позднюю античность, европейское возрождение и петровскую Россию.

Разумеется, Мережковскому нельзя отказать и в художественном таланте: Петр и Алексей, пожалуй, уж слишком стилизованы под Русь-царь-православие, но Юлиан и Да Винчи - потрясающе красивы и изыскано художественны. Впрочем, немного излишняя выразительность Петра и Алексея легко объясняется тем, что Мережковский лучше знал русскую культуру и специфику, а также более сопереживал русской истории.
Удивительно, но при всей моей любви к русскому Серебряному веку, включая Мережковского, прочесть Антихриста меня подтолкнул интерес моих чешских коллег, настаивавших на лекции о философии русского Серебряного века и интерпретации этого феномена вечного поиска, которым так славится русская философия и литература.
Нашел ли Мережковский своего Бога? Или не пошел дальше воскрешения богов? Или повстречал Антихриста?

Автор: Жанна Мамедова

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий