Адам Смит раскрывает секреты богатства народов

Классический труд Адама Смита Исследование о причинах богатства народов  традиционно считается экономическим, но некоторые его аспекты будут по-настоящему интересны и философу, особенно, если он специализируется на социальной и политической философии.

Здесь хотелось бы уделить внимание нескольким темам, на которые точно стоит обратить внимание философу: во-первых, это размышления Смита о роли и месте государства в обществе, живущем по законам свободного рынка; во-вторых, об отношении между экономической системой и природой человека; и в-третьих, об особенностях философского и гуманитарного образования в европейских университетах времен Смита.

Роль государства

Итак, что говорит Смит об участии правительства в делах общества в условиях рыночных отношений?

«Согласно системе естественной свободы, государю надлежит выполнять только три обязанности: во-первых, обязанность ограждать общество от насилий и вторжения других независимых обществ; во-вторых, обязанность ограждать по мере возможности каждого члена общества от несправедливости и угнетения со стороны других его членов, или обязать установить хорошее отправление правосудия, и, в-третьих, обязать создавать и содержать определенные общественные сооружения и учреждения, создание и содержание которых не может быть в интересах отдельных лиц или небольших групп, потому что прибыль от них не сможет никогда оплатить издержки отдельному лицу или небольшой группе, хотя и может часто с излишком, оплатить их большому обществу».

В общем-то, классический либеральный подход к роли государства в обществе, не согласиться с которым могли бы, пожалуй, лишь убежденные либертарианцы вроде Мюррея Ротбарда, считавшего, что все перечисленное может функционировать и без государства, но с использованием частного капитала.

Смит, конечно, более консервативен. Для него армия, правосудие и общественные учреждения являются неотъемлемыми функциями государства и, собственно, единственными причинами его существования. Можно спорить, действует ли это правило в современных условиях, когда в большинстве стран образование и медицина, по крайней мере, частично перешли в сферу частного бизнеса, однако некоторые сооружения, такие как, например, железные дороги или автомагистрали, чтобы оставаться доступными, должны хотя бы частично быть государственными.

В данном случае, Смит, конечно, рассуждает как экономист и исходит из действия законов свободного рынка и личной выгоды его участников, однако, не исключено, что со временем и развитием технологий и эти законы могут меняться.

Рынок и природа человека

Во второй половине книги Смит начинает размышлять о системе образования как о части экономической системы страны. Полагая, что как преподаватели, так и учителя не должны находиться на ставке у государства, но оплачиваться непосредственно заинтересованными в получении знаний студентами, он аргументирует это следующим образом:

«В интересах каждого человека жить так спокойно, как это только возможно, и если его заработок останется неизменным, будет ли он или не будет выполнять некоторые очень обременительные обязанности, то, конечно, в его интересах, по крайней мере, как последние обычно понимаются, или совсем пренебрегать ими, или, если он подчинен некоторой власти, которая не потерпит этого с его стороны, выполнять их так небрежно и неаккуратно, как только это допустит указанная власть.

Если он по природе деятелен и трудолюбив, в его интересе проявить эту активность таким образом, чтобы извлечь из этого некоторую выгоду, но не расходовать ее на выполнение своих обязанностей, которое не принесет ему ни малейшей выгоды».

 Таким образом, по крайней мере, частичный переход на платное образование, считает Смит, через увеличение личной заинтересованности и активности преподавателя, будет способствовать повышению качества образования.

Смит рассматривает людей как рациональные машины, стремящиеся к максимальному сохранению энергии или максимальной эффективности, что для многих из нас вполне может быть правдой. Однако было бы не вполне справедливо полагать, что каждый человек может быть эффективным «продавцом» собственных умений: прекрасный учитель математики может не уметь предложить свои знания и навыки так, чтобы потенциальные ученики захотели платить за них достойную цену. Это не делает его худшим учителем математики, но, безусловно, лишает заработка. Именно поэтому и сегодня считается, что такие, безусловно, важные сферы общественной жизни как образование и медицина не должны зависеть от способности одного человека продать свои услуги и возможности другого их за эту цену приобрести.

Смит о философии в университетах

Продолжая рассуждать о системе образования, которой Смит уделяет большое внимание, он анализирует порядок, заведенный в европейских университетах еще в Средние века, при их основании, и, вероятно, имевший место и во времена самого Смита:

«Ввиду изложенного, обычный порядок философского обучения в большинстве европейских университетов был таков: в первую очередь, преподавалась логика; на втором месте стояла онтология; третье место занимала пневматология[1], включая сюда учение о природе человеческой души и божества; на четвертом месте следовала извращенная система моральной философии, которая признавалась непосредственно связанной с теориями пневматологии, с бессмертием человеческой  души и наградами и наказаниями со стороны божественной справедливости, каких следовало ожидать в будущей жизни; краткая и поверхностная система физики обычно заключала курс обучения».

 Столь критическое отношение Смита к современному ему университетскому образованию неудивительно: человеку практического склада трудно понять, зачем столь много времени в обучении уделять метафизике и религии, если имеются конкретные знания о реальном мире, на которые их-за такого порядка у студентов просто не хватает времени? Нельзя подобное образование назвать и в полном смысле гуманитарным, т.к. изучается, в основном, богословие и его интерпретация некоторых философских понятий. В итоге молодой человек с философским образованием не является ни философом, ни даже специалистом по философии, а в лучшем случае религиоведом, часто же – просто софистом в самом худшем значении этого слова. Удивительно, но эта ситуация до сих пор не слишком изменилась на философских факультетах некоторых европейских университетов.

Хотя основная часть Богатства народов действительно посвящена экономическим вопросам, таким как пошлины, налогообложение и норма прибыли на капитал, мыслит Смит все же не просто как экономист, но как философ, опирающийся на исторические факты, законы логики и собственную высокую эрудицию, а его идеи, пусть многократно извращенные и признанные устаревшими, все еще описывают и объясняют очень многое в мире, в котором мы живем.

 

[1] Так Смит называет метафизику

 

Автор: Жанна Мамедова

Опубликовано 5.9.2017

Share on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedInShare on VK

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий